Архидея

Украинский художник поселился в чешском костеле XVII века

Хозяин дома, украинский художник – импрессионист Александр Онищенко сумел создать неповторимый стиль, в котором традиционный классицизм храмовой архитектуры перекликается с поэтичностью старинных замков.

405-24

Бывший католический костел XVII века в древнем чешском городке на берегу Влтавы, некогда получившем название «старая Европа», обрел новую жизнь, став домом для украинского художника. Этот дом с порога поражает своей особенной атмосферой: полукруглые своды и деревянные балки потолка, простой классический камин, символизирующий семейный очаг, и рядом – вечная мадонна с младенцем. Живописная картина на стене, у которой, кажется, нет возраста и ажурные кованые предметы в модернистском исполнении…


405-21

На фоне белых храмовых стен отчетливо выделяются семейные реликвии, соседствующие с более поздними приобретениями. Здесь понимаешь, что источником вдохновения для художника могут стать самые разные времена и самые далекие страны. Трудно сказать, какой именно стиль предпочитают обитатели этого дома, но случайных вещей здесь нет, и все вместе они составляют слаженный ансамбль форм и красок, живых и теплых, которым нет альтернативы даже в век высоких технологий. 


405-9

Формы этого просторного дома и анфиладное построение помещений позволяют угадать храмовые контуры первоначальной архитектуры – церкви святого Яна Непомуцкого, долгие годы стоявшего разрушенным. Александр Онищенко вместе со своим братом архитектором Дмитрием Молчановым решили восстановить эти удивительно красивые руины, обратившись к руководству церкви за разрешением реконструировать здание. Церковь дала разрешение, заключив с Александром договор, согласно которому художник мог жить в отреставрированном храме восемнадцать лет. Братья с азартом взялись за работу.


405-25

Дмитрий Молчанов: Прежде всего, мы разделили строение по высоте на три этажа, используя высоту центрального нефа. Уровни разделены деревянными балочными перекрытиями. Возникшие жилые этажи оказались приемлемыми по высотам и площадям (90кв.м, 60 и 50). Высокие потолки, и хорошее освещение существенно расширили наши возможности. Со стороны контуры здания напоминают о костеле, но внутри – это жилой дом – замок с полукруглыми крепостными окнами и удобными широкими подоконниками. Мы реставрировали старый камин – так возник каминный зал, рядом с которым – за перегородкой Александр устроил свою мастерскую.


405-27

На втором этаже мы запроектировали кухню-столовую, представляющую собой, скорее, обширное перетекающее пространство гостиной с различными зонами. В зоне кухни реставрировали старый подъемник для дров, поднимавший вязанки от подножия замковой горы, на которой и возвышается храмовое строение, в помещение кухни. Разделение объема костела по высоте на три этажа позволило устроить также небольшой мансардный уровень. Здесь расположилась приватная зона: спальня, ванная комната и гардероб.


405-30

Строение реставрировано так, что находящийся в нем человек не испытывает неудобств. Трудность заключалась лишь в том, чтобы вдохнуть жизнь в эти видавшие виды стены, не нарушив гармонии и сохранив атмосферу исторического места. Но когда дом-костел наполнился любимыми вещами, современной живописью, антиквариатом и семейными фотографиями, мы поняли, что он приобрел атмосферу «искренности и теплоты», без которых немыслима счастливая жизнь в любом доме.  


405-33

Александр Онищенко: Костел расположен на высоком обрывистом холме, над городом. С террасы от костела открывается великолепный вид с обозрением бескрайнего горизонта. Обособленность костела стала воплощением сокровенного желания «уйти от мира в пустынное пространство и открыть его – та самая важная работа в одном неповторимом миге». Строительство дома сродни созданию музыки. Неправильный подбор нот вызовет диссонанс и раздражение. Следуя этой логике, интерьер дома-костела склонен к эпическому жанру.


.jpg_774

И, хотя стихия такого жанра – движение, ландшафтная обособленность костела и собственный мир художника предопределили характер интерьера как эссе или застывшие мемуары. В ансамбле с природой это жилое пространство можно считать вдвойне удавшимся творением. 


405-28_01

Таков он – светлый, воздушно-легкий и необычайно уютный. Устремленный вверх. По пропорциям – традиционный, по настроению – естественный. А тот «неповторимый миг» паузы или пустынности, о котором говорил художник, является связующим элементом всего дома. 


405-29


405-13

Новое и старое, прошлое и настоящее тесно связаны и прекрасно уживаются, создавая здесь неожиданное, но обязательно оригинальное сочетание. Но, главное, навевая ностальгические воспоминания: такие дома – римейки напоминают о забытых ныне интерьерах дворянских усадеб с мягкой тишиной, сдержанном золотистом свете, струящимся из окон, форма которых не изменяется вот уже три столетия.


405-19_01

Эта особая атмосфера «держит» интерьер, пространство и время, прошлое и настоящее, старое и новое в одном мгновении истории, которую бережно сохранил и продолжил творец.


405-35

 

 

Наверх