Архидея

Итальянский стиль: квартира в Милане в стильном таунхаусе 1930-х годов

фото: Эленио Барбетта / Living Inside
Необычная мебель и черно–белые рисунки Форназетти, украшающие стены. Плюс причудливая линия – как в стильной лепнине, так и в психоделических узорах. Красивая миланская квартира в чисто итальянском стиле.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Декоративная рамка перехода между гостиной и столовой, а также полукруглые окна придают интерьеру очень представительный характер.  Черное кресло Groovy – это работа Пьера Полена для бренда Artifort с 1973 года. Белая и красная лампа Latern – дизайн Ронана и Эрвана Буруллеков, черный Coupe – дизайн Джо Коломбо.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Когда дверь в квартиру Роберта и Барбары открывается, возникает мысль, что мы только что попадаем в интерьер ... картины Джорджо де Кирико. Вы можете увидеть длинный, очень узкий коридор, сводчатый с идеальной полукруглой люлькой и заканчивающийся тонкими, загадочно выглядящими дверями. Знаменитый итальянский художник, представитель движения pittura metafisica, писал преимущественно просторы городских площадей, но похожа атмосфера пустоты, в которой архитектура играет главную роль со странной, сказочной, нереальной перспективой.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Узок, как кишечник, как желанный коридор? Ведь сейчас квартиры не так проектируют! Широкие модные вестибюли открыты для дальнейших планов. Здесь, в стильном миланском многоквартирном доме 1930–х годов, все по–другому. Длинный коридор выступает в роли опорыкоторый несет две зоны с обеих сторон – ночь и день. В то же время он отмечает важную границу между ними.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Интерьеры с характером

Архитектор Франческо Павери, участвовавший в реставрации этого места, не слишком вмешивался в ткань стен – она ​​была слишком благородной, чтобы ее уменьшать во имя современного открытия пространства. Функции комнаты были слишком хорошо продуманы, чтобы переопределять их.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Коридор, каким бы узким он ни был, является предвкушением основного блюда – представительной части, сосредоточенной вокруг гостиной, которую старые строители подчеркнули сложной лепниной и декоративными узорами переходов между комнатами.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Магию подчеркивает пол, покрытый геометрической плиткой с очень необычным рисунком. Сливает белые пятиугольники с темно–красными треугольниками. Последние сильно выделяются на фоне, оживляют пространство и делают его еще более нереальным. Это снова как де Кирико ... Плитка из того же материала, что и в 30–е годы, то есть из бетона,

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Хотя архитектор старался хорошо проявить себя как консерватор, нельзя сказать, что он не внес никаких новшеств в планировку квартиры. Действительно, посоветовавшись с владельцами, которые хотели гибкости пространства, он предложил «мобильную» анфиладу в жилой зоне.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Это самое эффектное решение этого дома – при необходимости кухня, гостиная и столовая могут быть одним большим пространством. Тогда в них есть что–то от духа лофта. Но специальные раздвижные панели способны в любой момент скрыть кухню из виду. Как будто в гостиной выросла настоящая перегородка.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

За любовь к цветам

Роберто работает в сфере недвижимости, но когда–то был танцором. Ему по–прежнему близок красочный мир шоу–бизнеса, в артистической среде он питает давних знакомых. У нее хорошие воспоминания о своей юности и своих маленьких стремлениях. Вы можете ясно увидеть это в ярких цветах и ​​причудливых формах мебели или аксессуаров, которыми она себя окружает.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Недаром он разместил в гостиной два культовых кресла Пьера Полена, дизайнера, который произвел бунт во французском дизайне в 60–х и 70–х годах. Полин, работавший на фабрике Thonet, специализировался на гибкой мебели самых необычных форм и отделке ее материалами. из которых шили одежду и купальники. Это была чистая эманация духа силы цветов – мебель, которая мятежна, порывает с прошлым, немного похожа на наркотические видения ... У них были яркие цвета и скрученные формы (например, ленты или язык) и даже сегодня вызывают эмоции.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Роберто и Барбара также ценят старый добрый пластик. Если бы им пришлось выбирать, например, культовые стулья Tulip от Knoll в одной из двух версий: переиздание или винтаж, они всегда выбирали бы старые. Вроде то же самое, но все же ... Пластик с легкой патиной более очарователен. Поэтому при равном помазании выставили в гостиной сказочную лампу в виде большой лампочки – эффект охоты на барахолке. Другими яркими моментами в области освещения являются геометрическая лампа Fato Gio Pontiegi и черное купе Джо Коломбо.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Необычная ванная комната

Хотя гостиная, совмещенная со столовой и оживленная красным авангардным дизайном, кажется самой эффектной частью квартиры, настоящее сокровище спрятано в другом месте – за дверью ванной комнаты. Эта небольшая комната была спроектирована сыном Пьера Форназетти, Варнавой.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Художник не только бережет память о своем великом отце, но и творчески использует его работы. Здесь он объединил два своих дизайна в один – облака, придуманные в качестве обоев для Cole & Sons, и архитектурную мозаику, которая служила украшением экрана.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

Варнава не оставил ни сантиметра свободным на стенах и потолке – все покрыл отцовскими рисунками. Он создал миниатюрный мир, зараженный архитектурным вирусом, в котором здания размножаются и растут друг на друга совершенно неконтролируемым образом. И потрясающе.

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

фото: Эленио Барбетта / Living Inside

 

 

Наверх
x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK