Архидея

Красивый жилой дом в руинах бывшего завода

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/
В руины завода по производству пергамента 17-го века и старые хлева встроены жилые помещения. Авторы проекта – английская студия Will Gamble Architects. Дом полуоткрыт с усеченными интерьерами.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Расширение и реконструкция структуры, названная «Пергаментный завод», представляет кухню, гостиную и столовую открытой планировки в викторианском доме. Этот интересный дом был спроектирован Will Gamble Architects для семейной пары, которая желала открытого и уникального контрапункта усеченному интерьеру жилища.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

В брифе клиента замечалось, что прилегающий к дому сарай для скота был переоборудован, а прилегающие руины - остатки фабрики, построенной в 1600-х годах для производства пергаментной бумаги, - были снесены. Однако, признавая историческое значение руин, архитекторы Will Gamble вместо этого предложили сохранить и отпраздновать его, вставив расширение в его каменные стены.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

«Руины были построены в 1600-х годах и являются самой старой частью дома. - сказал директор студии Уилл Гэмбл, – Несмотря на то, что стены были в плохом состоянии, руины были очень важным объектом и, кроме того, областью, где раньше производили пергаментную бумагу и, по слухам, делали бумагу для членов королевской семьи».

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Это обстоятельство имеет реальное очарование как исторически, так и эстетически. И в значительной степени – частью характера здания в целом, и поэтому авторы были твердо убеждены, что старое здание (руины) необходимо сохранить и прославить.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Обновление руин и расширение имеет ступенчатую форму, высоту одного этажа и занимает половину площади руин. «Сначала мы смотрели на заполнение целых руин, но чувствовали, что характер и внешний вид стен внутри были как бы не более важны, чем их внешний вид», – объяснил Гэмбл.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Поэтому архитекторы наполнили половину руин и оставили оставшуюся часть нетронутой, чтобы обнажить внутреннюю поверхность стен. Заполнив таким образом половину руин, Will Gamble Architects смогли построить внутренний двор на первом этаже.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Между тем, одноэтажная высота структуры позволила студии включить террасу на крыше, на которую можно попасть из существующей главной спальни на первом этаже дома.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Существенность расширения была продиктована стремлением студии использовать как можно больше материалов, найденных на месте из хозяйственных построек фабрики, которые когда-то занимали ее.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Спасенные местные кирпичи формируют стены пристройки, в то время как каменные плиты от пола старой пергаментной фабрики выравнивают основание внутреннего двора. В других местах на участке были вырублены дубовые балки длиной пять метров, чтобы создать перемычки для дверей и окон пристройки в сочетании с современной выветривания стали и дерева.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Амбиции Will Gamble Architects сохранить историю этого места также очевидны в Пергаментном заводе, где деревянные балки из сарая для скота и каменные стены руин видны на всем протяжении расширения.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Концепция интерьеров заключалась в том, чтобы выбрать честную палитру материалов, которая прославляла архитектуру сарая для скота и руин. «Мы постарались максимально сохранить характер руин и загона для скота, оставив большую часть того, что там уже было обнаружено», – говорят архитекторы.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Элементы новой конструкции для расширения, включая негабаритные деревянные балки и окрашенные в белый цвет стали. Они объединены с минимальным фоном выкрашенных в белый цвет дубовых половиц с коротким бетонным плинтусом, и стены с текстурированным песком и цементной отделкой. По словам Will Gamble Architects, оригинальный пергаментный завод был построен на месте из-за природного источника, который проходит под зданием. Эту воду использовали для очистки шкур, из которых был сделан пергамент, путем опускания их в ряд ванн.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

В рамках проекта студия открыла одну из этих подземных бань, чтобы создать водный объект. Это также удваивается как сухой колодец, чтобы избавиться от поверхностного стока.

Фото:  Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

Фото: Johan Dehlin, https://www.johandehlin.com/

 

 

Наверх
x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK